Two lifetimes

small-drawing-room-1908-jpglarge

Marc Chagall, Small Drawing Room

By Misha, translated by Dora and Nelly

I didn’t come here as a child. When I got my documents stamped by the immigration officer at the JFK airport I had a whole life behind me – kindergarten, school, an equivalent of a community college, two years in the Soviet Army, several workplaces from the old school Soviet construction outfit to the newly-minted post-perestroika coop. I was used to dealing with contradictions between what was said on TV and on the shortwave broadcasts of the Voice of America, between the official history books and revelations that flooded the press after 1985. I could read between the lines, knew never to trust anything official, distrusted the police and hated everything with a hint of the word socialism.

I entered America a formed person with a set of strong beliefs and ideas about right and wrong. Twenty-five years later, I am a different man. America and Americans extended helping hands to me and my family that I never forgot. From the community effort to rent and set up an apartment for our arrival to a volunteer who showed up few weeks later and taught me to drive, from a stranger who got my car out of a ditch on an icy day to many people who helped me write resumes, hired me with my mangled English, had patience to train me or just shared a word of advice when I needed it, every day of my life here I was surrounded by people who were nice to me even when they didn’t have to be.

Being nice and accepting to people even when you don’t have to is the main thing America has taught me. Slowly my biases and prejudices fell apart. I stopped being anti-gay when I met my sister’s friends. I started cheering for women when I had a daughter who has to navigate a traditionally male-dominated professional field. I cringe when I hear people complain about entitlements seeing how America helps our parents to live out their lives in dignity.  

Last year marked the point of my life where I have lived in America longer than in the USSR. I’ve never regretted moving here. I’ve never regretted that my value system evolved to its current state. It’s better for me and better for America. I hope the nice and welcoming America remains around for all of us. It doesn’t need to be made great again because it never stopped being great.

_________________________________________________________________

Я приехал сюда взрослым человеком. Когда сотрудник иммиграционного отдела в аэропорту Кеннеди поставил печать на моих документах, у меня за плечами была уже целая жизнь – детский сад, школа, техникум, два года службы в Советской Армии, несколько рабочих мест: от государственного строительного предприятия до пост-перестроечного кооператива. Я привык иметь дело с противоречиями между тем, что говорили по телевизору, и тем, что говорили на коротких волнах “Голоса Америки”, между официальными книгами по истории и откровениями, наводнившими печать после 1985 года. Я умел читать между строк, знал, что нельзя верить ничему официальному, не доверял милиции и ненавидел всё, даже отдалённо связанное со словом социализм.

Я приехал в Америку сформировавшимся человеком с набором твёрдых убеждений и идей о том, что правильно и неправильно. Двадцать пять лет спустя я – другой человек. Америка и американцы протянули мне и моей семье руку помощи, и я никогда об этом не забываю. От людей, которые общими усилиями сняли и обставили квартиру к нашему приезду, до добровольца, который объявился через пару недель и учил меня водить машину; от незнакомца, вытащившего мою машину из канавы в гололёд, до многих других, кто помогал мне писать резюме, взял меня на работу с моим корявым английским, терпеливо тренировал меня или просто помогал необходимым советом – каждый день моей жизни здесь я был окружён людьми, которые относились ко мне доброжелательно даже тогда, когда их к этому никто не обязывал.

Быть добрым и терпимым к людям, даже если ты не обязан – главное, чему меня научила Америка. Мало-помалу я избавился от предвзятости и предрассудков. Познакомившись с друзьями своей сестры, я перестал недолюбливать гомосексуалистов. Когда моя дочь оказалась в профессиональной сфере, где традиционно доминируют мужчины, я стал бороться за права женщин. Меня коробят разговоры о том, что социальные программы – это непростительные излишества, потому что я вижу, как Америка помогает нашим родителям достойно доживать свой век.

Прошлый год провел в моей жизни своеобразную черту: в Америке я живу дольше, чем прожил в СССР. Я ни разу не пожалел о своем переезде сюда. Как и о том, что моя система ценностей доросла до своего теперешнего состояния. Так лучше и для меня, и для Америки. Я надеюсь, что наша с вами доброжелательная Америка никуда не исчезнет. Она не нуждается в том, чтобы её снова сделали великой, потому что никогда не переставала быть таковой.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s